Произведения

Концерт для скрипки с оркестром ре мажор

Скрипичный концерт Брамса впервые прозвучал в январе 1879 года в Лейпциге. Его первым исполнителем стал Й. Йоахим – друг композитора и один из крупнейших скрипачей эпохи, которому и посвящено произведение.

В этом концерте, отличающемся лаконизмом и ясностью формы, Брамс не пошел по пути замены симфонических принципов концертно-виртуозными: он просто усовершенствовал их в связи с требованиями жанра, позаботившись и о максимальной яркости звучания скрипки. Партия солиста обнаруживает широкий круг выразительных и технических возможностей инструмента; виртуозная техника соседствует в концерте с необычайно выразительной кантиленой.

В I части внутренним стимулом драматургического развития является лирическое начало в его романтически-субъективном выражении. Все устремлено к прекрасной теме побочной партии, звучащей у солиста, настоящей брамсовской «теме любви», которая становится лирическим центром произведения. Этой теме свойственно желание «исчезнуть», раствориться в «улетающих» мотивах скрипки, балансирование на грани реальности и призрачности, чувственности и бесплотности. Ее начальный мотив появляется многократно, приобретая значение своеобразного лейтмотива I части.

В Adagio Брамс обогащает лирическую сферу новыми оттенками. Здесь возникает характерный для многих медленных частей его циклов контраст: из светлой и безоблачно чистой темы вырастает тема напряженно взволнованная, печально-страстная. Скрипка в Adagio царит безраздельно, но ее вступление оттягивается полным проведением темы у солирующего гобоя. Орнаментальное варьирование темы у солиста вносит в нее оттенок изысканной хрупкости и импровизационной свободы. Сочетание простоты и утонченности, широкого мелодического дыхания и ясного рельефа формы с интонационным единством и сквозным развитием мотивов достигает в Adagio совершенства, свойственного брамсовским миниатюрам.

Традиция утверждения жизненной энергии, нередко воплощающейся в стихии народного танца, – одна из самых устойчивых в инструментальном концерте, от Баха и Вивальди до Бартока и Хачатуряна. Из брамсовских концертов скрипичный претворяет ее ярче всего. Более того, не будет преувеличением сказать, что подобных образцов воплощения народной жанровости, как в финале брамсовского скрипичного концерта, еще не знали концерты ни XVIII, ни XIX века. Стихия венгерского танца, с юных лет бывшая для композитора символом вольного выражения чувства, получила здесь самое радостное и могучее воплощение. Естественно, что это произошло в произведении для скрипки – инструмента, звучание которого было для Брамса неразрывно связано с экспрессией и страстью венгерских напевов.

 

По материалам публикации Екатерины Царёвой

Генеральный партнер Филармонии
Большой зал:
191186, Санкт-Петербург, Михайловская ул., 2
+7 (812) 240-01-80, +7 (812) 240-01-00
Малый зал:
191011, Санкт-Петербург, Невский пр., 30
+7 (812) 240-01-70
Напишите нам:
Часы работы кассы: с 11:00 до 20:00 (в дни концертов до 20:30)
Перерыв с 15:00 до 16:00
Вопросы направляйте на ticket@philharmonia.spb.ru
Часы работы кассы: с 11:00 до 19:00 (в дни концертов до 19:30)
Перерыв с 15:00 до 16:00
Вопросы направляйте на ticket@philharmonia.spb.ru
© 2000—2021
«Санкт-Петербургская филармония им. Д.Д.Шостаковича»